Меню
Главная страница
Интервью
Новости
События
Статьи
Беспилотники
Ликбез
Фотоальбом
Видео
Форум
Гостевая книга
Ccылки
Библиотека
О сайте

Календарь
<< Апрель - 2017     
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
             

Сотрудничество
Реклама
Пресс-релизы
Экспорт Новостей
Правовая информация

Информация
Уважаемый Читатель! Доводим до Вашего сведения, что в настоящее время издание "Беспилотная авиация" работает на основе подписки. Для ознакомления с условиями направьте письмо на e:mail: info@uav.ru

Уважаемый Читатель!
Доводим до Вашего сведения, что в настоящее время издание "Беспилотная авиация" работает на основе подписки.
Для ознакомления с условиями направьте письмо на e:mail: info@uav.ru


Вход
Логин:

Пароль:

запомнить пароль

Регистрация
Забыли пароль?

Партнеры

www.microavia.narod.ru
ДПЛА.РУ
Home&Pro Robotics - информационно-аналитический консалтинговый портал по робототехнике
CombatAVIA - Сайт о военной
> авиации России
Самолёты вертикального взлёта


Реклама

Интервью
Прошлое, настоящее и будущее тактических БЛА в России

На вопросы uav.ru ответил Главный конструктор НПКЦ «Новик – XXI век» Николай Валерьевич Чистяков

Николай Валерьевич, Вы являлись главным конструктором по комплексу с ДПЛА «Пчела». Я думаю, нашим читателям было бы любопытно услышать историю о том, как это было, так сказать «из первых рук».

Это давняя история… По постановлению ЦК КПСС планировалось создание трех комплексов. Это фронтовой комплекс «Строй-Ф» с ДПЛА «Коршун», армейский комплекс «Строй-А» с двумя типами ДПЛА «Дятел-1» и «Дятел-2», и самый маленький комплекс полкового уровня – «Строй-П» с ДПЛА «Пчела». Из этих трех комплексов только «Строй-П» и получился. По понятным причинам многое, начатое в те годы, не было закончено. Этот «Строй-П» никак не могли никому пристроить. Для генералов это все казалось как-то мелковато. Но однажды десантники увидели этот комплекс и поняли, что он им необходим. Необходим для разведки танкоопасных направлений в районе высадки. Допустим, десантная дивизия высаживается в тылу противника, занимает какой-то район, а противник в то же время собирает резервы на разгром этой группировки. Есть какие-то танкоопасные направления, и надо на рубеже в несколько десятков километров заметить танки противника и принять решение о дальнейших действиях. Вот такая была задача, и комплекс ДПЛА позволял ее успешно решать, обеспечивая контроль танкоопасных направлений в течение недели. Комплекс в составе пункта наземного управления на БТРД сбрасывался с самолета, также сбрасывался необходимый запас ДПЛА на платформе. Десантные войска очень этот комплекс поддержали, поскольку он реально был нужен для выживания людей в ходе проведения подобных операций. Собственно во многом благодаря этой поддержке комплекс и появился.

Удалось реализовать в этом комплексе все, что было запланировано?

Да, удалось! Если мы посмотрим результат на тот момент, когда комплекс прошел государственные испытания и был подписан акт, то есть на 1 июля 1990 года, то к этому времени комплекс мог совершать марши в соответствии с техническими условиями на шасси бронетранспортера десантного, он умел плавать по воде, по рекам, по прудам в соответствии с ТУ на БТРД, он мог десантироваться с самолета АН-12, ИЛ-76. Все это, кроме десантирования реального образца, было подтверждено испытаниями. На испытаниях десантировали габаритно-весовой макет, чтобы проверить выход комплекса из люка самолёта, раскрытие парашютной системы, амортизацию при приземлении. А реальный образец комплекса в составе НПДУ на БТДР и «Пчелы» в транспортном контейнере бросали на так называемом копре, т.е. поднимали на высоту более метра, отцепляли, и он падал на бетон. При этом комплекс испытывал перегрузки гораздо большие, чем при реальном десантировании, однако ничего не ломалось, все работало. Могу привести в качестве примера один интересный факт. Параллельно с нами в США разрабатывался комплекс Aquilla. Это было время холодной войны и мы получали соответствующую информацию о ходе работ у наших «конкурентов». Так вот, мы комплекс сделали, а они нет. Хотя по разным оценкам в США на него было затрачено от 2 до 4 млрд. долл.

Как Вы полагаете, насколько адекватен комплекс «Строй-П» современной ситуации?

Сегодня комплекс «Строй-П» уже, безусловно, устарел. Он был лучшим в 90-м году. С тех пор прошло уже две научно-технических революции. Модернизация «Пчелы», которую сделали сейчас – это уже «мертвому припарки».

А Вы полагаете, каковы в настоящее время потребности наших вооруженных сил в части беспилотных комплексов?

Военные очень ревниво относятся к тому, когда кто-то начинает им говорить, какие у них потребности. У советских оборонщиков во времена Устинова была в ходу такая фраза: дадим заказчику не то, что он просит, а то, что ему нужно. Я этого лозунга по-прежнему придерживаюсь, почему меня и не любят. Давайте для начала разберемся, о каких именно беспилотных системах мы говорим. Есть такая мода – говорить о беспилотниках вообще. Однако мы же не говорим о ракетах вообще, т.е. мы не смешиваем в одну кучу и сигнальную ракету и стратегическую баллистическую ракету лишь на том основании, что в их основе лежит реактивный принцип движения. Так вот, я свою нишу давно определил и в силу возраста уже не поменяю, - это беспилотные комплексы тактического уровня, то есть комплексы, которые действуют на тактическую глубину в интересах подразделения до полка. Так вот, на мой взгляд, у нашей армии есть потребность в значительном количестве беспилотных систем тактического уровня. Даже простейший беспилотник видовой разведки типа «БРАТа» превращает обычную пушку в высокоточное оружие. Всю жизнь, сколько себя помню, артиллеристы говорят: нам есть, чем поразить, нам бы только увидеть. Однако при этом они упорно ограничиваются средствами разведки, которые действуют в пределах визуальной наблюдаемости, а это максимум 5 км, даже в степной местности. Кроме того, необходимо также иметь возможность оценивать результаты стрельбы. Мне кажется, что на таком достаточно низком уровне, как уровень дивизиона, а может быть и ниже, тактические беспилотные комплексы чрезвычайно необходимы.

На последних выставках вооружений ГНПП «Сплав» регулярно демонстрирует свой беспилотный аппарат, предназначенный для корректировки огня РСЗО «Смерч».

Знаю, давно знаю, аж с 1989 года. Насколько мне известно, они произвели испытания, в ходе которых аппарат вышел из снаряда. Но это же не комплекс, который решает задачу в целом! Идея хорошая, снаряд быстро долетает до нужного района, беспрепятственно преодолевая возможное противодействие со стороны противника. Сбить его практически невозможно. Первоначально комплекс «Типчак», создаваемый в интересах ГРАУ, должен был как раз запускаться при помощи снаряда РСЗО. Автором проекта, кстати, был Валерий Николаевич Побежимов, очень важная и уважаемая фигура в нашем отечественном ДПЛА-строении.

Однако сейчас «Типчак» выглядит несколько иначе.

Так вот то, что в итоге получилось под названием «Типчак», это очень напоминает «Строй-А». В 80-е Рыбинскому предприятию «Луч» была передана вся документация по комплексу «Строй-А». После расхождения с Побежимовым «Луч» «поскреб по сусекам», нашел чертежи «Комара» 30-летней давности и вот вам новый «Типчак». Только дальность у него получилась не армейская. А вообще, вся история с «Типчаком» длится уже столько, что если подсчитать деньги, потраченные на него за прошедшие годы, то можно было бы сделать целое семейство систем разного класса.

Несмотря на все Ваши достижения, Вы, тем не менее, ушли из «Кулона». Почему?

Ушел, потому что работа закончилась. Устранять мелкие недоработки, то, чем теперь занимается «Кулон», я не хочу, считаю, что этим могут заняться и другие люди.

Ну и как Вам «на вольных хлебах»?

На вольных лучше. Конечно тяжелее, но в то же время, уйдя, как Вы говорите «на вольные хлеба», я смог сделать такие вещи, которые на «Кулоне» я сделать бы не смог. Да «Кулон» их и не сделал за это время.

Наша фирма была образована в 1991 году. Помните ли Вы тот психоз, который был в 91-м? Я помню на партсобрании на «Кулоне» люди были уже поражены различными бизнес-идеями и выступали с разнообразными предложениями типа сократить все наши традиционные оборонные работы, ряд помещений освободить и открыть там гостиницу. К сожалению, сейчас половина российских НИИ существуют именно по такому принципу, сдавая свои помещения.

Мы называем нашу фирму лидером отечественного ДПЛА-строения. В чем это заключается? Мы генерируем идеи, направления развития беспилотных систем. Мы применяем самые передовые технические решения, но в то же время не гоняемся за всяческими химерами, типа шин USB и т.п. Нашим бесспорным козырем является гигантский опыт. Можно сказать, что наследниками советского ДПЛА-строения являемся именно мы. С нами тесно сотрудничает белорусская компания МТК. Вот недавно у нас появились еще и прибалтийские партнеры.

Ваша фирма была представлена на МАКСе в 2001 и в 2003, а уже на последнем МАКСе беспилотники, похожие по очертаниям на Ваши были представлены в экспозиции «Иркута».

Да, мы сотрудничаем с «Иркутом». Но мне бы не хотелось комментировать детали нашего сотрудничества.

В линейке беспилотных систем «Иркута» есть также и израильский аппарат. Как бы Вы это прокомментировали?

Да, действительно, «Иркут» приобрел в Израиле беспилотный комплекс «Aerostar». Однако замечу, что большинство израильских беспилотников имеют ряд существенных недостатков, делающих их практически неприменимыми в российских условиях. Во-первых, это преимущественно аэродромное базирование. Они позиционируют эти аппараты как средство разведки чрезвычайных ситуаций. А чрезвычайные ситуации случаются и в малолюдных местах, где нет аэродромов. Скажем, происходит наводнение в каком-то удаленном регионе и затапливает поселок жителей на 100. Их надо спасать, хоть они и не москвичи. А как это делать с израильским комплексом? В наших российских условиях это категорически неприемлемо. Для России необходимы комплексы, транспортируемые на колесах, или на гусеницах, если нет дорог, имеющие с собой весь запас необходимых технических средств, имеющие возможность стартовать с платформы и садиться практически в любом месте. Израильская техника, предлагаемая российским пользователям, такими характеристиками не обладает. Я также замечу, что и американская техника тоже не обладает, поскольку США – морская держава, ведущая военные кампании далеко за пределами своих границ. Таким образом, нам в силу наших задач и наших условий не подходит ни израильская, ни американская техника.

Что Вы могли бы сказать насчет проблемы с регламентацией полетов для беспилотных аппаратов в нашей стране?

Я не чиновник Госдумы, Правительства или Минтранса, чтобы делать какие-то политические заявления. Я полагаю, что все проблемы можно решить на местном уровне. Можно летать в радиусе 10 км от аэродрома. Думаю, что таким же образом можно решить вопрос с полетами вдоль линий трубопроводов. Просто пилоты вертолетов будут знать, что вдоль той или иной трубы летают беспилотники и перед полетом будут получать информацию о нахождении в данный конкретный момент там такого аппарата. Главное – это определиться с тем, выгодно в тех или иных условиях использовать беспилотную технику или нет.

Такой несколько банальный вопрос о планах Вашей компании на будущее.

Мы конечно будем совершенствовать наши системы, но никаких радикальных модернизаций в настоящий момент не планируем. А совершенствование – это процесс, в общем-то, непрерывный. Тем более, что системам такого класса, как БРАТ и ГРАНТ уготована достаточно длинная жизнь – несколько десятков лет. Какого-то коренного усовершенствования я на сегодня не могу себе представить. У нас иногда спрашивают сложное ли там (в беспилотниках) матобеспечение? Да нет, оно совершенно не сложное. Но оно испытанное. В нашем деле надежность – один из ключевых параметров.

Что бы Вы, как человек давно занимающийся беспилотной техникой, сказали о существующем на настоящий момент положении дел на российском рынке систем БЛА?

Да, беспилотников сегодня появилось очень много. Но я приветствую всех ДПЛА-строителей. В принципе, российский рынок очень большой и места здесь всем хватит. Более того, я полагаю, что наличие различных проектов даже полезно для страны. В начале войны требовалось создать противотанковое ружье. Было предложено два проекта Симонова и Дегтярева. Оба проекта имели свои достоинства и недостатки, и комиссия никак не могла решить, какой вариант выбрать. Проекты показали товарищу Сталину, и он отдал распоряжение принять на вооружение оба образца.

В этой связи я хотел бы еще отвлечься на близкую мне ракетную тематику… Вот «Тополь» этот, носятся с ним, как с писаной торбой, говорят, дескать, будет он из отечественных материалов (как будто остальные не из отечественных были), и это будет унифицированная ракета. Но вот если вдуматься, какая радость от того, что она будет унифицированная? Брак в одном блоке и все ракеты будут с этим браком. Кроме того, противнику очевидно легче бороться с уязвимостью ракеты одного типа.

К сожалению, все продажи беспилотных систем в России штучные. Я рад, если у кого-то из разработчиков получается продать что-то из беспилотной техники. Пусть люди привыкают к этим новым системам, пусть они из технических новинок станут привычными вещами в нашей жизни.

10.01.2007


ООО ТеКнол

Реклама

Наша майка

Получите нашу майку!

Фотоальбом
Нажмите, чтобы увеличить
от admin

Каталоги
Replacer.NET ratings for www.uav.ru
Яндекс цитирования

реклама